Борис Зубков, Евгений Муслин. Почему люди хотели покинуть Землю






Утром, очень рано, я отправился на рыбалку. Над озером таял туман, и кружево зелени, наброшенное на белые спицы берез, было влажное и темное. Сквозь зыбкую завесу тумана я увидел, как рухнул забор, огораживающий дачу писателя Бубрикова, и на шоссе вышло стадо белых слонов. Отличные слоны - один к одному - тяжело топали толстыми ногами и дружно открывали розовые рты, будто зевали.
Что бы вы сделали, увидев стадо белых слонов?
Я испугался. Вот и все, что я сделал. Впрочем, я еще почему-то оказался почти в центре озера, по горло в воде.
Когда через четыре дня меня, как переводчика, мобилизовали для работы в Международном Информационном Центре, я постарался и нашел донесение N_18-148-СБ, касающееся стада слонов писателя Бубрикова. Слоны тогда разнесли в щепки пристанционный киоск "Пиво-воды", выпили пятнадцать бочек жигулевского пива, сожрали семь тонн цветной капусты, заготовленной местными кооператорами, и улеглись спать на рельсы пригородной электрички, отчего сто двадцать семь тысяч рабочих и служащих опоздали на работу. Железнодорожники и другие заинтересованные организации завели "Дело о спящих слонах", которое и послужило основой для донесения N_18-148-СБ.
А в тот момент, стоя в ледяной воде, я тупо рассматривал сломанный забор бубриковской дачи. По шоссе, громко перебраниваясь на совсем незнакомом гортанном языке, прошла толпа очень смуглых людей в желто-коричневых юбочках, вооруженных щитами и копьями.
"Киносъемка", - догадался я и принялся выдираться из тины.
Отжимая прямо на себе мокрые брюки, я почувствовал, как кто-то, громко сопя, тыкается мне в ноги, наступая на пятки босоножек. Я обернулся. Черная пантера обнюхивала мои ноги, облепленные тиной.
Если хотите побить все рекорды по бегу на всех дистанциях, выходите на старт вместе с черной пантерой. Держу пари, вы ее обгоните и заодно оставите далеко позади всех чемпионов по бегу.
Но хватит говорить о моих рекордах и переживаниях. В то утро мир узнал о событиях поважней.
Исчезла пирамида Хеопса. Правда, ее нашли в Австралии на участке земли, принадлежавшем довольно известному археологу, специалисту по египетским иероглифам. Перепуганный археолог поклялся журналистам, что хотя он действительно неделю назад вернулся из Египта, но багаж его тщательно досматривался таможнями трех государств, и поэтому он не мог провезти с собой одно из величайших сооружений мира.
Одновременно с пирамидой исчез пролив Ла-Манш. Исчез, как будто провалился сквозь землю, точнее, наоборот - земля в бывшем проливе вспучилась и сбросила с себя тяжесть свинцовых вод Северного моря. Тотчас же возник международный конфликт: считать ли новоявленный перешеек исконно французской или исконно английской территорией?
В Италии события, захлестнувшие постепенно весь мир, приняли несколько иной оттенок. Во всех городах владельцы лотерейных билетов предъявили для оплаты семь миллионов билетов с одним и тем же номером, на который выпал главный выигрыш в миллион лир. Банки, субсидирующие лотерею, лопнули, а девять крупнейших чиновников министерства финансов сошли с ума.
Телеграфные агентства сообщали о чудесах помельче: страдающая от бездетности миссис Уиферитт из штата Нью-Джерси неожиданно родила. Шестнадцать близнецов чувствуют себя прекрасно. Счастье матери не поддается описанию... В Гайд-парке дельфин произнес речь в защиту нового закона о китобойном промысле. Дельфин говорил на хорошем английском языке с чуть заметным ирландским акцентом... Преподобный Гуго Топиц, настоятель Кентского собора, обнаружил у себя на спине пару белоснежных крыльев. К сожалению, Гуго Топиц страдает головокружением и не рискует оторваться от земли... В Аргентине однорукий фермер нашел...
Довольно! Я должен писать только о том, что видел собственными глазами. Мои воспоминания о событиях, самых удивительных и грандиозных за всю историю человечества, - лишь несколько страниц из двенадцати миллионов рукописных книг, собранных в Международном Информационном Центре. Эти книги - воспоминания, заметки, отрывочные записи, сделанные почти всеми жителями Земли. Тогда, тоже впервые в истории, все взялись за перо - от шахтера до президента, от школьника до патриарха. Единственное обязательное условие того, чтобы твои записи заслужили Вечного Хранения, - писать только о том, что видел собственными глазами.
Итак, удирая от пантеры, я в два прыжка покрыл расстояние от калитки до крыльца и, судорожно суетясь, захлопнул дверь.
- Чтоб тебе лопнуть! - в сердцах пожелал я, пытаясь отдышаться.
За дверью раздался оглушительный хлопок, будто лопнула одновременно сотня детских воздушных шариков. Я осторожно выглянул в форточку. Перед моим носом кружились в воздухе, медленно опускаясь, клочья черного меха. Пантера исчезла.
- Провалиться мне на этом самом месте, она лопнула! - прошептал я, сраженный увиденным.
Пол треснул, доски разъехались в разные стороны, и я провалился в погреб, в кадушку с кислой капустой. Тут я понял, что сошел с ума, и сразу успокоился. Никогда не думал, что мысль о собственном безумии так успокаивает!
- Что ты там делаешь? - раздался сверху голос жены.
Я побоялся, что рассказ о белых слонах и лопнувшей пантере покажется ей немного неправдоподобным. Поэтому я пробормотал несколько слов о необходимости ремонта подгнившего пола.
- Посмотри, на кого ты похож! - сказала жена, когда я выбрался из подвала.
Бурые водоросли и коричневая лапша капусты украшали мокрые брюки, полосатая рубашка была очень аккуратно разодрана вдоль полос. Я вспомнил, что идеалом жены были всегда подобранные, элегантные мужчины в элегантных костюмах спортивного покроя, и мысленно представил себя в одном из таких серо-голубых костюмов, недавно виденном на витрине.
- Ооо! - пролепетала жена. - Что ты сделал...
Конечно, после поединка с черной пантерой отличный серо-голубой костюм, который оказался на мне вместо мокрых лохмотьев, уже не очень удивляет.
В окно постучали.
- Извините! - дрожащим голосом произнес незнакомый мужчина. Он пытался взобраться на подоконник, но это у него плохо получалось. - Извините... Мне очень хотелось искупаться... В море... Простите, жарко... А в море прохладно... Но я чуть не утонул...
Мы нерешительно подошли к окну. Вместо привычных грядок с малиной и огурцами, палисадника с астрами и акацией перед нами до самого горизонта расстилалось самое настоящее море. Крыльцо дачи нависло над высоким каменистым берегом. Незнакомцу, прежде чем он достиг нашего окна, пришлось карабкаться по отвесной скале.
- Мне так захотелось искупаться, - бормотал он, - так захотелось... И вот... море...
Захотелось! И возникло море, в котором он чуть не утонул. Бедняга! Конечно, ни он, ни мы еще не подозревали, что в то утро на всей Земле началось Удивительное. Каждое желание человека стало немедленно осуществляться. Стоило только вслух или про себя захотеть - и любая мечта принимала осязаемые, вещественные формы. Все, что живописал разум, превращалось в предметы, живые существа, явления природы... Все стало возможным! И даже невозможное стало возможным...
Через три дня был создан Международный Информационный Центр. Ошеломленное человечество решило собрать факты, только факты, чтобы потом создать теорию Удивительного и принять Совместные Решения. Меня направили в Центр переводчиком. Под моим началом было девять переводческих машин, из которых шесть переводили с языков, которые я почти не знал, на языки, которые я совсем не знал. Но это не мешало нам собирать факты, только факты, в преогромном количестве.
Лично мне, как вы уже знаете, с самого начала досаждали различные звери. Увы, слоны и пантеры, созданные могучим воображением писателя Бубрикова, который, не покидая дачного поселка, дописывал второй том "Путешествия в страну лиан", это еще не самое худшее. Я всегда любил животных, даже теперь под одной из переводческих машин поселил старую черепашку. Но когда Боблдамское общество защиты животных решило, что их милые мопсики, попугаи и коровки ничем не хуже людей, стоит только немедленно научить их говорить, - это уже граничило с катастрофой. Попробуйте хладнокровно доить корову, которая пытается обсудить с вами международные события. Или хотя бы назвать ослом осла, который осведомляется о результатах футбольного матча Бразилия - Перу. А когда моя черепашка нестерпимо скрипучим голосом попросила не так часто включать переводческую машину, потому что гудение трансформаторов действует ей на нервы, я думал, что меня хватит удар.
Жена прислала письмо. Наш сынишка сумел заболеть свирепой ангиной. Я уже знал, что половина детей Земли хрипит и кашляет - они объелись мороженым. Другая половина предприимчивых детишек болеет золотухой - они сверх меры наелись конфет. Стоило только матерям отвернуться - и каждый ребенок воображал себе горы сладостей и сливочных пломбиров. К счастью, все дети уже выздоравливали! Это врачи сумели вообразить, что их маленькие пациенты прошли курс лечения.
Стало понятным - лекарства больше не нужны! Таков был, пожалуй, самый отрадный факт из тех немногих отрадных фактов, что удалось собрать Международному Центру.
Если медики проявили себя с наилучшей стороны, то историки и археологи причинили людям массу хлопот. Они смешали в одну кучу века и эпохи, поселяя среди нас далеких предков. Мне самому уже приходилось выручать из затруднительного положения римского патриция, умирающего от жажды перед автоматом с "газировкой", и переводить через улицу греческого философа, тщетно скрывающего свой страх перед потоком машин. Полиция и милиция всех стран только тем и занималась, что разнимала драки, стычки и поединки, которые то и дело затевали разные странствующие рыцари, мушкетеры, крестоносцы, оруженосцы и прочие парни, закованные в ржавое железо. Все полицейские участки были переполнены этими забияками, пахнущими луковой похлебкой и сыромятной кожей. Но предков не убывало! Наоборот, их становилось все больше. Историки плодили их племенами и ордами.
Представляете, как нам в Информационном Центре было трудно отличать настоящие факты, сообщенные реальными людьми, от тех хвастливых сказок, что придумывали придуманные и воинственные предки.
А само здание Международного Центра! Его строил... что я говорю "строил", просто намыслил, вообразил знаменитейший архитектор. К сожалению, неугомонный маэстро продолжал ломать голову: что бы еще такое усовершенствовать в своем детище? Каждое утро мы искали свое здание по всему городу - то оно оказывалось на холме, то на берегу озера, то затиснутое среди множества других навыдуманных небоскребов. И если с утра я начинал работать в пятиугольном зале на пятом этаже (это была очередная новаторская выдумка маэстро - каждый этаж имел количество углов, равное номеру этажа), то к вечеру зал превращался в шар, увенчивающий свежевыдуманный шестидесятый этаж. Весь день здание ходило ходуном, будто плясало вприсядку на гигантских качелях.
Да что там наше здание! Пустяк! Тридцать второго февраля (теперь были и такие даты) жители Парижа, проснувшись, обнаружили, что город висит в воздухе, а сверху его прикрывает что-то темное, мрачное и непонятное. Оказалось - две конкурирующие фирмы осуществили одновременно два гениальных плана полной реконструкции столицы. По одному проекту весь город получал подземные улицы, подземные универмаги, подземные скверы, подземные бассейны и стадионы. По конкурирующему проекту все воздвигалось в воздухе на четырех миллионах железобетонных столбов - воздушные вокзалы, воздушные музеи, воздушные ипподромы, воздушные набережные и такой же метрополитен. В результате город оказался между небом и землей. Из-под него вынули реальную почву, а над ним повисли воздушные замки.
Мне лично особо опасными казались изобретатели. Самые смутные, неуловимые, туманные, замысловатые и рискованные идеи этих профессиональных выдумщиков незамедлительно приобретали зримый и весомый облик. Противно извивающийся живой автобус прищемил мне ногу живой дверью, а кровать среди ночи превратилась в ванну с ледяной водой, но никто уже не обращал внимания на подобные пустяки. Хуже было, когда изобретатели-кибернетики направили свои мысленные усилия на создание роботов. Полчища роботов за пару дней высосали все электричество, но изобретатели-энергетики тут же наполнили все пространство электроэнергией. Теперь, прикоснувшись к любому металлическому предмету, вы чувствовали себя так, будто уселись на электрический стул. Приходилось все время витать в воздухе! Жизнь становилась невыносимой!
Удивительное продолжалось еще только вторую неделю, а Международный Информационный Центр уже оказался накануне краха. Нам нужны были факты, только факты! А откуда их было взять? Газеты и журналы прекратили свое существование. Еще бы! Ведь каждый читатель всегда имел собственное мнение, какой именно должна быть ЕГО газета. Когда все обрели возможность овеществлять свои выдумки, каждый подписчик получил СВОЮ газету. Ни один экземпляр миллионного тиража ни в чем, даже в названии, не походил на остальные 999999 экземпляров: Какие уж тут факты! Не устояли и почтово-телеграфные работники. Они вольно или невольно измышляли кучи телеграмм и писем. Кое-кто изловчился воображать... радиоволны! Эфир наполнился информационным хаосом. Порвалась связь времен и народов...
В это время пришло известие с Луны. Настоящее известие! Реальное! Оно потрясло всех! Смешанная международная экспедиция селенографов терпела бедствие. Луноход с основными запасами солнечных батарей провалился в расщелину. Конечно, помощь будет послана немедленно. Теперь это так легко сделать. Пожалуй, слишком легко... Но известие с Луны потрясало другим. Экспедиции не хватает энергии, батарей! Значит, они не могут их придумать, домыслить, намечтать. На Луне надо бороться, чтобы победить, добиваться, чтобы достичь, трудиться, чтобы осуществить. Значит, Удивительное коснулось только Земли! Не знаю, кому первому пришла в голову идея покинуть Землю, но вскоре эта мысль овладела всеми. Не понадобилось даже вмешательства нашего Информационного Центра. Обошлись без нас!
Двухместные космолеты, семейные ракетобусы и многоместные космолайнеры всех видов и расцветок, новенькие, только что нафантазированные, готовились к отлету. Десятки индивидуальных планетобусов уже покинули Землю.
И тогда кончилось Удивительное! Кончилось так же внезапно, как началось. А когда оно кончилось, многие стали толковать о том, что ничего особенного и не происходило. Психологи толковали о массовом самогипнозе, физики уверяли, что Земля прошла сквозь, облако субквантовых частиц, которые от любого мысленного толчка меняли конфигурацию молекул, биологи сходились на том, что материальные носители мыслительных процессов еще мало изучены. Особенно наслаждались педагоги. Уж они-то не уставали задавать ученикам сочинения на тему "Без труда не вытащишь и рыбку из пруда" и многое в таком роде. И хотя я терпеть не могу педагогических нравоучений, здесь я был с ними вполне согласен!
Борис Зубков, Евгений Муслин. Почему люди хотели покинуть Землю